22 окт. 2015 г.

Кто был первым лауреатом Нобелевской премии мира? - Жан Анри Дюнан.

Анри Дюнан в молодости
Всякий раз, когда наступает «Нобелевская неделя», начинаются разговоры о том, правильно ли присудили Нобелевскую премию в этом году. По поводу премий, врученных физикам, химикам, биологам и экономистам, возражений выдвигается немного. Ведь для того, чтобы критиковать выбор специалистов, необходимо хотя бы в общих чертах понимать суть работ, удостоенных награды. А вот в литературе и в политике экспертом мнит себя всякий. Потому-то главные порицания Нобелевским комитету достаются после присуждения Нобелевских премий по литературе и за укрепление мира. Членов комитета то и дело обвиняют в ангажированности и даже, прости Господи, в продажности.

Надо сказать, что для критики есть поводы. Например, просматривая список лауреатов “Нобелевки” по литературе, мы обнаружим среди них едва ли четверть литераторов, имена которых когда-либо слышали. Ещё меньше будет таких авторов, которых приходилось читать. А уж тех писателей, книги которых запомнились и полюбились, наберётся хорошо если пяток.

С Нобелевской премией мира ещё бОльшие непонятки. За последние несколько лет, иной раз, они вручались за какие-то странные (если не сказать, мифические) действия, которые никак не способствовали воцарению мира во всем мире. Более того, в нарушение статуса премии, её неоднократно вручали не “простым людям”, а политикам. То есть, тем людям, которым по должности следует “гасить” опасные конфликты и в руках которых для этого сосредоточены непомерные ресурсы. Основатель же премии, Альфред Нобель, имел в виду совсем других людей.

И, кстати, первый лауреат Нобелевской премии мира, швейцарский предприниматель Жан Анри Дюнан (Jean Henri Dunant) (1828 — 1910) является прекрасным примером того, каким в начале 20-го века виделся истинный миротворец лучшим представителям “прогрессивного человечества”.

Дюнан родился в Женеве в протестантской семье. Следовательно, он был с детства настроен на протестантский идеал: прилежный и производительный труд, а также на активную помощь бедным и немощным. Общественной деятельностью Дюнан начал заниматься ещё в юности. В 24 года он стал основателем швейцарского филиала Междунaродной юношеской христианской организации (YMCA).

С 1849 года Дюнан стал служащим банка, так и не получив специального образования, но имея большой практический опыт. С 1854 года А.Дюнан становится представителем своего банка в Алжире, оккупированном в то время Францией. Развитие сельского хозяйства в прибрежных районах страны оказалось перспективным делом. В 1859 году Дюнан организует акционерное общество по созданию здесь мельниц. Но помощи от местных властей, которые обещали выделить землю для размещения предприятия, он не дождался. В поисках поддержки Дюнан решает обратиться напрямую к императору Франции Наполеону III.

Наполеон III в это время был занят войной с Австрией. В результате этой войны на карте Европы через несколько лет появится новое государство Италия. Но пока итальянские поля увлажняли своей кровью солдаты. По пути к французскому императору Анри Дюнан лично убедился в том, что человеческая кровь реально может течь ручьями.

Битва при Сольферино
 Вечером 24 июня 1859 года Анри Дюнан оказался в районе небольшого городка Сольферино, расположенного на севере Италии. Это был конец дня кровопролитной битвы, в ходе которой были убиты или ранены 40 тысяч человек. При этом судьба раненных оказывалась ещё более безрадостной, чем судьба убитых. Оставленные без помощи на поле боя, они медленно умирали от голода и жажды или истекали кровью. Врачи не справлялись - слишком их было немного. В соседнем с Сольферино городке Кастильоне 9 тысяч раненных лежали на улицах, на площадях и в церквах, а кровь их текла по водосточным канавам. Ещё хуже было то, что и мирные жители ожесточились. Они пытались линчевать пленных австрийцев. С большим трудом удалось удержать людей от жестокого убийства безоружных.

И не меньших усилий потребовало воодушевить местных жителей оказывать помощь раненым. Жители Кастельоне элементарно боялись это делать. Вдруг, если они будут помогать раненым австриякам, сегодняшние победители, французы, накажут их за помощь врагам? А если завтра французов потеснят австрийцы? Не покарают ли те местных жителей за помощь врагам?

Но даже добровольцы не могли оказать раненым солдатам квалифицированную помощь, которая помогла бы спасти жизни. А военных врачей в это время было в городке только 6 человек. До Дюнана вдруг доходит простая мысль: то, что он видит сейчас, не какой-то эксцесс, а обычное дело. Большинство раненых умирает после сражения потому, что ими некому заниматься. Они никому не нужны!

Увиденное потрясло Анри Дюнана. Он забыл о цели своего визита, он не встретился с императором. А.Дюнан возвратился в родную Женеву и, что называется, «на одном дыхании» пишет книгу «Воспоминания о битве при Сольферино». Книга эта написана так, что читать ее интересно даже сейчас. Интересно и страшно. Все ужасы войны, вся ее грязь и вонь – перед глазами читателя.

Но Дюнан не гнался за лаврами писателя. Его книга была призывом ко всем людям – не скажем «доброй воли» – но, по крайней мере, европейской культуры. «Надо выработать какие-нибудь международные договорные и обязательные правила, которые раз принятые и утвержденные, послужили бы основанием для создания Обществ помощи раненным в разных государствах Европы».

Проблема помощи раненным была поставлена, внимание общественности было привлечено. Но А.Дюнан этим не удовлетворился. По его инициативе для реализации проекта в Женеве был создан специальный комитет, состоящий из пяти человек. А.Дюнан был в этом комитете не председателем (эту должность предоставили генералу Дюфуру), а «всего-навсего» секретарем. Но он же был и «мотором» всего предприятия, и «генератором идей». Так, например, он придумал, что все, кто занят помощью раненым, должны будут носить специальный опознавательный знак. Этим же знаком будут мечены санитарные транспорты, лазареты и полевые госпитали. Этот знак должен быть запрещающим для военных: все, что его несет, не должно обстреливаться и расстреливаться.

Эта идея позволила решить вопрос защиты военных врачей и санитаров. До этого, спасая раненых с поля боя, они оказывались беззащитными перед неприятельским огнем. Ведь они носили форму той армии, в которой служили, и оказывались идеальной и законной целью для врага. Точно также в пылу боя у воюющих не было возможности (а зачастую, и желания) исследовать, что везут на повозках, военную амуницию или раненных. Здания военно-полевых госпиталей тоже ничем не выделялись и могли быть приняты за вражеский склад или – того лучше – штаб.

Через несколько лет опознавательный знак для военных медиков был принят и утвержден всеми европейскими и американскими странами. Таким знаком стал красный крест на белом фоне. Этот символ был многозначным. Во-первых, для каждого христианина крест – символ сострадания и общечеловеческого братства. Во-вторых, красный крест на белом фоне напоминал о флаге Швейцарии (белый крест на красном фоне), гражданами которой являлись все члены учредительного комитета. Наконец, есть также версия о том, что красный крест, состоящий из пяти квадратов – это память о пяти членах учредительного комитета. Каждый может выбрать версию по вкусу. По крайней мере, в 1877 – 1878 годах во время русско-турецкой войны Османская империя отказалась использовать знак красного креста, как символ милосердия, заменив его на знак красного полумесяца. В дальнейшем все мусульманские страны стали использовать этот символ. В Израиле в качестве аналогичного символа используется шестиконечная звезда, щит Давида («Маген Давид»), а национальная добровольческая организация, оказывающая помощь всем страждущим, невзирая на их гражданство и национальность, называется Красным Щитом Давида («Маген Давид Адом»). Несколько лет назад, чтобы избежать религиозной коннотации, международный комитет Красного Креста и Красного Полумесяца принял в качестве своего третьего равноправного символа Красный Кристалл – ромб красного цвета.

Но вернемся к Анри Дюнану. В 1863 году он лично разослал всем государям и правителям Европы приглашение прислать представителей своих стран на международную гуманитарную конференцию, которая должна была состояться в Женеве 26 октября.

Конференция состоялась. На ней присутствовали представители 14 европейских государств. Конференция оправдала все надежды ее организаторов. Было принято решение о создании в каждом из государств-участников добровольных организаций помощи раненым и пострадавшим. В случае войны обязанностью этих людей должна была быть помощь вооруженным силам своего государства в развертывании помещений для ухода за ранеными и предоставлении обученного персонала для помощи военным врачам. Дата подписания этого решения, 29 октября 1863 года, считается днем рождения Красного Креста. В течение года добровольные организации помощи раненым были созданы в десяти странах Европы. А 8 августа 1864 года в Женеве собирается конференция представителей 16 европейских держав, которые 22 августа подписывают Женевскую международную конвенцию об улучшении участи раненых и больных воинов во время сухопутной войны.

Эта конвенция, без всякого преувеличения, ознаменовала новый этап в истории человечества. Она стала первым актом, формализующим правила ведения военных действий, которые до этого определялись не законами, а «понятиями», были весьма субъективными и сильно зависели от доброй (или недоброй) воли того или иного командира или военачальника.
Казалось бы, все прекрасно. Новая организация становится все более популярной в постоянно воюющей Европе. Царствующие особы и руководители государств (а более всего, их супруги) считают за честь быть членами общества Красного Креста и собственноручно ухаживать за ранеными.

Анри Дюнан в 1901 году
Но беда подкралась оттуда, откуда А.Дюнан ее никак не ожидал. Он посвятил четыре года исключительно организации работы общества Красного Креста. В то же время акционерное общество, организованное им прежде в Алжире, то самое, ради которого он собирался встретиться с императором Наполеоном III в Сольферино, пришло в упадок. Дюнан разорился. На нем числился почти миллионный долг. В 1868 году Женевский суд объявил его банкротом.
Возвратиться в Женеву из-за своего банкротства Анри Дюнан не мог: его сразу же посадили бы в тюрьму. Но главное, из-за своего банкротства А.Дюнан был исключен из комитета Красного Креста, созданного его же усилиями. Из швейцарской организации YMCA его тоже исключили. Он остался в Париже, голодая и совершенно обнищав. В течение последующих двенадцати лет он ведет фактически жизнь бродяги, перебираясь из одного города Европы в другой: Штутгарт, Рим, Корфу, Карлсруэ... В 1881 году он поселился в маленькой швейцарской деревушке Хайден, забытый, казалось бы, всеми за исключением нескольких друзей.

Об организаторе Красного Креста вспомнили в 1895 году. Сначала появилось несколько статей в швейцарских и немецких газетах. К тому времени Красный Крест уже был известен повсюду. В нескольких войнах, прошедших за двадцать лет, его деятельность реально спасла сотни тысяч жизней раненых солдат. Статьи из немецких газет были перепечатаны во многих европейских странах. Имя Анри Дюнана снова стало известным. Он получил несколько премий от филантропических организаций. Большую финансовую поддержку ему оказала вдовствующая российская императрица Мария Феодоровна. А.Дюнан, наконец, стал жить в относительном достатке.

В 1901 году А.Дюнан стал первым лауреатом Нобелевской премии за укрепление мира между народами, разделив ее с французским пацифистом Фредериком Пасси. Дюнан был награжден за его выдающуюся роль в организации Международного движения Красного Креста и за деятельность, которая привела к подписанию Женевской конвенции. В приветствии Международного Нобелевского комитета отмечалось, что без Дюнана, движение Красного Креста, высшее гуманитарное достижение 19-го века, не могло бы осуществиться. Эта награда не только поправило финансовые дела А.Дюнана, но и восстановило его репутацию в глазах мирового сообщества. А.Дюнан при жизни не воспользовался деньгами, полученными от Нобелевского комитета. БОльшая часть этих денег по завещанию Дюнана была потрачена на выплату задолженности кредиторам. Эта задолженность не давала А.Дюнану покоя до самой смерти и привела к развитию у него мании преследования.

Кстати, уже первое награждение Нобелевской премией мира вызвало споры. Многие критики считали, что деятельность Красного Креста и Женевская конвенция были вредны, поскольку, уменьшая страдания, причиняемые войной, они способствовали героизации войны и делали ее в целом более привлекательной. Награждение непримиримых пацифистов они полагали более соответствующим воле Альфреда Нобеля: вручать премию физическим лицам, добившимся максимальных успехов в деле достижения международного братства, уничтожения или сокращения армий и проведении конгрессов в защиту мира. Их оппоненты считали, что Анри Дюнан Нобелевской премии достоин, поскольку его деятельность по созданию Красного Креста способствовала снижению взаимной ненависти между людьми, а значит, соответствовала достижению международного братства. Поэтому первая Нобелевская премия мира была поделена между А.Дюнаном и Ф.Пасси. Поэтому же, кстати, в 1901 году премию не получила организация, собственно Международное движение Красного Креста.

Таким образом, маленькая Швейцария подарила миру не только сыр, шоколад, армейский универсальный нож и еще много полезных вещей и изобретений. Ее гражданин стал первым лауреатом Нобелевской премии мира.


Статья опубликована на сайте Школа жизни
и в ЖЖ

Статья опубликована на сайте Школа жизни
Полезные ссылки:
  1. А.Дюнан. Воспоминания о битве при Сольферино
  2. Биография А.Дюнана на Википедии (англ.)
  3. Жан Анри Дюнан – Организатор красного креста
  4. О битве при Сольферино на сайте реконструкторов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий