27 авг. 2009 г.

Что поэту надо? - Погоня Афанасия Фета за Афанасием Шеншиным

Афанасий Фет. Портрет работы И.Е.Репина
Великий русский поэт Афанасий Афанасьевич Фет (1820 - 1892) всю жизнь вел нелегкую борьбу с ненавистным врагом. Как звали супостата? Фет. Эту нерусскую фамилию поэт считал источником всех страданий и горестей своей жизни. Из-за нее жизнь пошла наперекосяк, совсем не так, как мечталось. Хотя и к пущей славе русской поэзии.

Да не покажется это морализаторством, но поэту пришлось расплачиваться за грехи родителей. В 1820 году в немецкий город Дармштадт приехал лечиться на воды богатый орловский помещик Афанасий Неофитович Шеншин. Было ему 44 года. Чем он обольстил 22-летнюю Шарлотту, жену дармштадтского чиновника Иоганна Фёта, сказать трудно. Но она, будучи беременной от законного мужа, бросив в Дармштадте и супруга своего, и дочь, сбежала в Россию. Здесь любовники обвенчалась по православному обряду. Шарлотта стала Елизаветой Петровной Шеншиной.

Строго говоря, священник не имел права венчать Шарлотту без документов о разводе с прежним мужем. Но дело происходило не в законопослушной Германии, а в России. Крепостное право еще не отменили. Помещик был царь, бог и воинский начальник для всех, проживавших на его земле. В том числе и для деревенского батюшки. Если бы тот осмелился перечить, барин мог бы попросту выпороть беднягу. И вряд ли ответил бы за это по суду.

Почти сразу же после свадьбы родился мальчик, которого крестили Афанасием и записали старшим сыном Афанасия Неофитовича Шеншина. Старший сын - это серьезно! По законам Российской империи именно старший сын становился наследником поместья отца и крепостных. Прочие дети могли получить только денежное наследство.

Вполне возможно, что отставной ротмистр Шеншин умыкание чужой жены числил лихим подвигом. Вполне возможно также, что по пьяному делу он хвастался этим подвигом перед друзьями и соседями. И зря. Потому что в 1834 году начальству поступил донос: Афанасий Афанасьевич Шеншин совсем не сын Шеншина Афанасия Неофитовича. Дело замять не удалось. Обнаружились подделки в документах. Взятый за шкирку батюшка рассказал всю правду. В результате четырнадцатилетний Афанасий, уже привыкший числить себя потомственным русским дворянином, оказался вдруг не дворянином, не русским, а главное, вообще человеком без фамилии.

Те, кто нынче печалуются о «России, которую мы потеряли», скорее всего плохо представляют себе, что жизнь для большинства подданных в Российской империи была совсем не радостной. Дело не в слабом развитии промышленности или низком уровне культуры. Более всего жизни страны мешало устаревшее общественное устройство. Российская империя до самого своего последнего часа была страной сословной. Это значило, что каждый человек был приписан к определенному сословию и занимал в этом сословии четкое положение в зависимости от чина и звания. Порядок в стране задавался великим социальным изобретением Петра I, "Табелью о рангах". Все прочее не имело практически никакого значения. "Всяк сверчок знай свой шесток" - поговорка очень российская.

Оценим же теперь весь масштаб приключившейся с юным Афанасием беды. В стране, где иной раз прежде имени человека ставили сословие, к которому он был приписан (к примеру, крестьянин Вятской губернии Федор Иванов Шаляпин) подросток вдруг оказался никем. И звать его стали никак.

Обрести имя помогли немецкие родственники. Из Германии они прислали документ, в котором Афанасий признавался сыном первого мужа Шарлотты-Елизаветы, чиновника Фёта. Так была обретена новая фамилия. Ненавидимая на всю жизнь фамилия Фёт. Чуть позже из-за опечатки наборщика в типографии она превратится в Фет.

Редко с кем происходили подобного рода жизненные катастрофы. Трудно сказать, какое поведение было бы самым достойным в то время в такой ситуации. Юноша, окончивший в 1845 году Московский университет в качестве "иностранца Фёта", решил во что бы то ни стало восстановить то, что он считал справедливостью. А именно, вновь стать русским, дворянином и Шеншиным, наконец.

Самый короткий путь в дворянство виделся через военную службу. В то время всякий военнослужащий, получивший чин самого низшего, четырнадцатого, класса получал вместе с этим чином и дворянство.

Поскольку иностранцев на военную службу в России не принимали, "иностранец Афанасий Фет " принял русское подданство. И пошел служить. Вернее выслуживаться.

Разночинцу Афанасию Фету понадобилось восемь лет, чтобы дослужиться до первого офицерского чина, прапорщика. Восемь лет службы в захудалом армейском полку в захудалой Херсонской губернии, где выбор развлечений был невелик: пьянка да балы у местных помещиков. Дворянин Афанасий Шеншин стал бы к этому времени как минимум штабс-капитаном. По табели о рангах - чин десятого класса. Разница в четыре ступени. Дворянское происхождение давало не слабое ускорение карьеры.

Власти же, в свою очередь, тормозили, насколько возможно, процесс "разбавления" дворянства выходцами из сословий неблагородных. В 1853 году, всего за несколько месяцев до присвоения Фету первого офицерского чина, вышел указ, согласно которому военные получали потомственное дворянство только достигнув восьмого класса, то есть звания армейского майора. Для человека, желавшего подобно Афанасию Фету, "самому себя сделать" это означало еще не менее восьми лет тянуть ненавистную офицерскую лямку.

Правда, была возможность немного ускорить движение по служебной лестнице. Одно и то же звание в гвардии "весило" на одну ступень "Табели о рангах" больше, чем в армии. Армейскому майору соответствовал гвардейский капитан. Следовательно для достижения звания, дающего право на заветное потомственное дворянство, Афанасию Фету пришлось бы служить в гвардии года на три меньше, чем в обычной армейской части. В 1853 году он смог перевестись в гвардейский лейб-уланский полк, расквартированный в Новгородской губернии.

В 1856 году Фет ожидал присвоения очередного звания, штаб-ротмистра, которое позволило бы, наконец, и ему и его потомкам называться русскими дворянами. Ожидал с нетерпением, поскольку душа его к воинской службе не лежала. Достигнув желаемой ступени в воинской карьере, он планировал уйти в отставку, жениться на богатой невесте и заняться любимым занятием - поэзией. К тому времени, после публикации в петербургских и московских журналах, Афанасий Фет уже слыл знаменитым поэтом.

Но тут вышел новый указ, согласно которому потомственное дворянство давалось лишь тем военным, кто дослужился до чина шестого класса. В армии этому соответствовал чин полковника, в гвардии - подполковника. Еще десять лет службы! Делать военную карьеру для Фета становилось абсолютно бесперспективно. В 1857 году он женился на богатой невесте, дочери известного чаеторговца Боткина, а в 1858 году вышел в отставку гвардии штаб-ротмистром.

Цель, поставленная А.Фетом в юности, на военном поприще достигнута не была. Но он уже чисто психологически не мог вырваться из затеянной гонки за "справедливостью" и, как советовал позже Дейл Карнеги, "успокоиться и начать жить". В 1860 году Афанасий Фет приобретает 200 десятин чернозёмной земли и небольшую усадьбу в Орловской губернии. Заметим, что всего за десять лет до этого события подобная покупка была бы попросту невозможна. Землю тогда могли купить только дворяне, а землю с крепостными - только дворяне потомственные. Но в пореформенной России право на покупку земли получили и разночинцы.

Хозяином А.Фет стал образцовым. Его поместье (землю здесь обрабатывали крестьяне-батраки) приносила хозяину хороший доход. Но А.Фет уже не мог отказаться от того, что считал целью своей жизни. В 1873 году он обращается с просьбой на высочайшее имя и просит признать его законным сыном дворянина и помещика Афанасия Шеншина с правом носить отцовскую фамилию. К письму прилагается ссылка на якобы обнаруженные документы, свидетельствующие о том, что Афанасий Неофитович и Елизавета Петровна обвенчались еще в Германии, и, следовательно, А.Фет - законный сын своего отца -помещика А.Н.Шеншина. В конце декабря 1873 года вышел царский указ «о присоединении отставного гвардии штабс-ротмистра Афанасия Афанасиевича Фета к роду отца его Шеншина со всеми правами, званию и роду его принадлежащими». Отныне во всей переписке наш герой на вполне законном основании подписывался как "помещик Орловской губернии Афанасий Шеншин". Ненавистная фамилия Фета была выведена даже с фамильного столового серебра. Со своих пленительных стихов автор эту фамилию, однако, выкорчевывать не стал.

До конца своих дней бывший "иностранец А.Фет" сохранил едва ли не священный пиетет перед дворянством, чинами и званиями. В 1888 году, к "пятидесятилетию своей музы", он настойчиво добивался, чтобы ему присвоили придворное звание камергер. И добился. По "Табели о рангах" это был чин четвертого класса, соответствующий армейскому званию генерал-майора.

Победа? Конечно, победа! Впрочем, император Александр III сказал по этому поводу: "Зачем ему это камергерство? Камергеров у нас целые тысячи, и никто их даже не знает, а поэт Фет единственный в России".


Статья опубликована на сайте Школа жизни
и в ЖЖ

Статья опубликована на сайте Школа жизни
Полезные ссылки:
    Две самые толковые на мой взгляд биографии А.А.Фета.
    1. Бухштаб Б.Я. Очерк жизни и творчества А.А.Фета (можно скачать)
    2. Бухштаб Б.Я. Очерк жизни и творчества А.А.Фета (можно читать)
    3. Блок П. Летопись жизни А.А.Фета (можно скачать)
    4. Не везет? Прочтите это.


Комментариев нет:

Отправить комментарий